Главная/Капитон Дубинин

Капитон Дубинин

Директор

Еще задолго до рождения нашей школы моя жена организовала детский сад. Тогда я частенько бывал в группе, играл с детьми, наблюдал за ними, пел с ними песни под гитару, читал книжки, выводил их на прогулку. Дети такие разные, такие интересные!
И мне с этой «бандой» было очень хорошо. В то время я ещё не знал, к чему всё ЭТО.

По образованию я инженер-математик, закончил МФТИ факультет управления и прикладной математики. Как говорят у нас на Физтехе – «инженер минус математик». Позже я закончил курс Шалвы Александровича Амонашвили, побывал на педагогическом семинаре в Самарской вальдорфской школе, отучился на курсах Юлии Борисовны Гиппенрейтер, закончил курс по Ноосферному образованию при Российской Академии Естественных Наук, а сейчас учусь на 4-годичном семинаре для вальдорфских учителей
А многочисленные встречи, лекции, семинары и просто человеческая дружба с Петером Гуттенхофером , удивительным педагогом и просветителем из Германии, окончательно укрепили меня в мысли стать учителем.
Быть учителем… И как же эта мысль вообще пришла мне в голову? Дети! 
Это мои же собственные дети неумолимо двигают меня вперёд, а в каком-то смысле даже вверх. Сейчас у меня их пять. И вот в течение 15 лет я прошел путь директора представительства в ЛУКОЙЛе, руководителя рекламного агентства, организатора итальянской пекарни на Рублевке, и вот поднялся на небывалую высоту – стал учителем в Живой школе.
И на протяжении всего этого времени количество моих детей постепенно росло. И все они от мала до велика воспитывали меня, каждый по-своему, заставляли искать, читать, делать открытия. Заставляли расти, меняться, преодолевать себя. Я понял – это Школа, где они – учителя, а я ученик! И мне это безумно интересно. Это – жизнь. И школа для детей может быть такой же интересной, увлекательной, трудной, где теперь мы уже вместе с детьми познаём себя, открываем себя. И я начал мечтать об особенной школе, о Живой школе. Сначала я думал быть только организатором, но потом понял, что «родить» школу можно, только выносив её по-настоящему, т.е. будучи у неё внутри, будучи учителем. И вот я – учитель. Теперь, правда, я уже не знаю, кто кого растит, она меня или я её.